Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Май 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 
    Май 2017 (7)
    Апрель 2017 (4)
    Март 2017 (8)
    Февраль 2017 (6)
    Январь 2017 (4)
    Декабрь 2016 (7)

    Новости партнеров

    Матвиенко не исключает запрета на участие детей в незаконных акциях
    Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко не исключает внесение поправок в российское законодательство, запрещающих вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные массовые мероприятия. Об этом ...После взрыва в Манчестере госпитализировали 59 человек
    Экстренные службы госпитализировали 59 человек после взрыва в Манчестере, еще нескольким была оказана помощь на месте, сообщает северо-западное подразделение скорой помощи NHS в Twitter. В ...Трамп посетил святыни Старого города Иерусалима
    Американский президент Дональд Трамп посетил религиозные святыни Старого города Иерусалима - Храм Гроба Господня и Стену Плача. Политик был без сопровождения представителей как израильских, так и ...

    Реклама

  • Открыт сайт книги "Бытие" . На нем можно ознакомиться с откликами на книгу и ее содержанием. Желающие могут там же ее приобрести. Автор выражает глубокую благодарность своим учителям в мире литературы: Виктору Петровичу Астафьеву, Тимуру Касымовичу Зульфикарову, Алитету Николаевичу Немтушкину, Владимиру Абдул-Азим оглу Кафарову, Аиде Петровне Федоровой, Эдуарду Ивановичу Русакову, Сергею Даниловичу Кузнечихину...
    С книгой можно ознакомиться, кликнув по ссылке, расположенной под этим текстом над фотографиями.

    книга Эльдара Ахадова "Бытие"

    Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"














    Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"
    Когда начинаешь вспоминать хронологию своей (или чужой, это не суть важно) жизни и пытаешься анализировать, сопоставлять это хаотическое пёстрое нагромождение вроде бы ничем не связанных между собой случайных событий, то иногда на ум приходят довольно занятные выводы о том, что никакое событие не происходит случайно...
    10 января 2015 года на латиноамериканском сайте «Новости Латинской Америки» появляется первое упоминание обо мне, Эльдаре Ахадове (статья «Чтоб звенеть в человечьем саду»). В тот момент мне, находившемуся в Российской Федерации на Крайнем Севере, недавно (30 октября 2014) побывавшему на максимально северной точке своего местонахождения – 69 градусов 49 минут северной широты (севернее Магадана, Оймякона, Верхоянска, Салехарда, Мурманска и Норильска) и в голову не приходило, что через 14 месяцев и 10 дней я окажусь южнее Сиднея, Кейптауна и мыса Доброй Надежды, в точке - 34 градуса 36 минут южной широты, в Буэнос-Айресе!
    Но так получилось. Казалось бы: где Россия, а где Латинская Америка, что там может быть общего, тем более, в литературном отношении? Но, оказывается, это не совсем так. Вернее, совсем не так. Однако, обо всём – по порядку.

    Сын Человеческий

     Опубликовано: 29-03-2017, 22:05  Комментариев: (0)
    Глава 1. Человек
    Есть одно имя, которым он точно себя называл. Можно отрицать всё, что угодно, иметь любые убеждения или не иметь никаких, но то, что это имя принадлежало ему при жизни - отрицать невозможно. Бар-наша. Сын человеческий. Человек. Это имя в отношении себя, безусловно, звучало из его уст многократно. Словосочетание "бар-наша" (barnasha') в древнееврейском и арамейском языках означает, прежде всего, "человек". Возможно, в этом слове и сокрыта тайна его носителя.
    Каким же человеком был Бар-наша, которого мы, люди, вот уже третье тысячелетие именуем Иисусом Христом? О нём написана бездна литературы исторической и художественной, религиозной и антирелигиозной. Но до сих пор никто не может с полной достоверностью утверждать, что он был именно таким-то или таким-то.
    Долгое время серьёзным поводом для отрицания исторического существования Бар-нашасчиталось то, что ни один автор-язычник I и начала II столетия в качестве независимого подтверждения информации, изложенной в канонических Евангелиях, якобы не упоминал о таком человеке. Определённая логика в подобном подходе к изучению истории есть. Действительно, несмотря на то, что десятки христианских авторов в течении 150 лет после евангельских событий упоминали о нём в своих повествованиях, все эти упоминания можно подвергнуть сомнению на том основании, что сами их авторы относятся к стороне, заинтересованной в распространении новой религиозной идеологии. А, следовательно, их утверждения можно расценивать, как субъективные.
    Такие античные авторы, упоминавшие о Христе, как римско-иудейский историк I века Иосиф Флавий, писавший на древнегреческом языке, Тацит и Плиний Младший, которых цитировали христианские апологеты, не принимались всерьез представителями исторической науки на том основании, что их тексты выглядят заимствованными вставками изречений раннехристианских служителей церкви, а не независимыми источниками информации.
    Тем не менее, археологические открытия продолжают подтверждать историческое существование людей и мест, описанных в Новом Завете, включая последние подтверждения о Пилате и священнике Каиафе.

    ЖИВЫЕ СУЩЕСТВА

     Опубликовано: 1-03-2017, 21:18  Комментариев: (0)
    Нечто неведомое происходит с жизнью на Земле. Природа отдаляется от человека и неявно, и явно. Помню времена, когда утренний свежий только что сваренный суп, оставленный в тарелке на столе, к обеду, если не убран был вовремя в холодильник, то закисал, а к вечеру его уже невозможно было есть, в нём вовсю шли процессы брожения. Теперь же: забыл тарелку супа на столе, пришёл вечером с работы, а с ним ничего не случилось, только охладился да подсох немного. И два, и три дня может так стоять. Высохнет весь, но так и не скиснет. Что такое? Яблоки вообще не гниют, груши не портятся. Что мы едим? Пища ли это?
    Есть живые существа, к которым люди исстари относились с неодобрением и брезгливостью. Но, тем не менее, они сопутствовали любым человеческим жилищам, как бесплатное приложение: крысы, мыши, тараканы, клопы… С ними даже одинокие люди в некоторой степени не чувствовали себя одиноко. Включишь ночью свет на кухне: они разбегаются во все стороны, как шкодливая задорная мелюзга. Я, как и все в ту пору при виде этих существ испытывал только отрицательные эмоции. Всякие безобразия случались: мышь в пододеяльнике заблудилась, выйти не могла: разве не безобразие? И пододеяльник на кровати полночи жил какой-то своей особенной отдельной ото всего мира подвижной мышиной жизнью. Фу! Бр-рр.. Помню грозовую ночь в предгорьях Кавказа. Бушевал ураган, сверкали огромные молнии, неистовствовали струи ливня, грохотал гром. Порыв ветра распахнул настежь дверь домика, в котором я ночевал, и через мгновение на пороге возникло живое существо – большая скользкая пучеглазая жаба. Она осторожно, но величественно вошла в комнату, доковыляла до её центра и долго стояла на одном месте, затем так же медленно удалилась. К тому времени гроза начала затихать. Это было – явление.
    О том, что давно, очень давно я не наблюдаю ничего подобного в наших домах, подумалось мне недавно при случайной встрече на дороге далеко за городом с красивым белоснежным песцом. Ворсинки на его великолепной пышной шубке шевелились от ветра, а он неторопливо бежал по своим песцовым делам среди ровного снежного бескрайнего поля февральской тундры, словно специально давая нам, людям, некоторое время полюбоваться собой. В городе такого представления точно – не увидишь.
    Включишь ночью свет на кухне – никого. Зайдёшь туда внезапно в любое время суток: опять никого. Тишина. Никто не шуршит, не попискивает, не шевелится. Нет никого. Ни единого живого существа! Уже много лет, как нет. Исчезли. Человек есть. Всё ещё есть. А жизни вокруг человека – ноль. Только мебель и вещи. Вы думаете: это хорошо? Это не значит ничего? Если рядом с человеком ничто живое по своей доброй воле больше не селится? Вспомните о старинной морской примете: перед гибелью корабля первыми покидали судно крысы.
    Я не делаю панических выводов, но и делать вид, будто ничего такого не произошло, тоже не могу. Что-то произошло. Мир изменился.
    Напоследок расскажу о давнем случае из детства, который в те времена был обыденным, а сейчас стал реально невозможным. Наша семья жила почти в центре полуторамиллионного города. Вокруг – трамваи, автомобили, троллейбусы, оживлённые улицы, метро, магазины, школы, детские садики и так далее. В общем – цивилизация во всей красе. Ни дач, ни огородов, ни леса, ни пустыни рядом нет. Только люди, проспекты, заводы и фабрики. Мы жили на четвёртом этаже пятиэтажного дома. Не у самой земли. Рядом – во все стороны - такие же каменные городские джунгли. Я и мои младшие сёстры собираемся в школу. За окном – яркое солнечное утро. Девочки носили в ту пору бантики. Они висят на реечке, привинченной к обратной стороне двери шифоньера. Давно уже не видел подобной мебели ни в каких магазинах, а в те времена такой ширпотреб был практически в каждой квартире. Мы, дети, как всегда торопимся. Одна из младших сестёр второпях не глядя срывает с реечки первый попавшийся бантик. И, о, ужас, бантик вырывается у неё из руки и убегает вверх по дверце на крышу шифоньера! Кошмар! Испуганный ребёнок плачет и зовёт маму. Прибегает мама с веником защищать дочку от бантика. И тут бантик высовывает любопытную голову с крыши шифоньера. Очень любопытная глазастая голова маленького динозавра! Впечатляющая картина! Все замерли. Дракон в квартире? Откуда? Это геккон, добровольный помощник человека в борьбе с кухонными насекомыми. Время было весеннее, когда к обычным спутникам человека добавлялось несметное количество летучих муравьёв. Конечно, мама прогнала геккона, чтобы девочки успокоились. Но знаю точно, что это живое существо и после того случая не раз по ночам бегало по потолку нашей квартиры на четвёртом этаже. Особенно, когда на балконе расцветали пахучие ночные фиалки. Давно это было.
    Увы. Но и там уже много-много лет ни видно и не слышно никаких живых существ. Понимаю: есть кошечки, есть собачки. Их разводят, поселяют у себя. Но я о другом – о вольных живых существах, которые сами решали: где им жить или не жить.
    Творчество Пола Джексона Поллока, американского художника, идеолога и лидера абстрактного экспрессионизма, оказавшего значительное влияние на искусство второй половины XX века, на мой взгляд, нельзя рассматривать в отрыве от предыстории возникновения такого явления в живописи, как абстрактный экспрессионизм. По своему определению абстрактный импрессионизм - школа (движение) художников, рисующих быстро и на больших полотнах, с использованием негеометрических штрихов, больших кистей, иногда капая красками на холст, для полнейшего выявления эмоций. Экспрессивный метод покраски здесь часто имеет такое же значение, как само рисование. Целью художника при таком творческом методе является спонтанное выражение внутреннего мира подсознания в хаотических формах, не организованных логическим мышлением.
    Как законы механики Ньютона и геометрии Евклида не работают в отношении мира квантовой механики и геометрии Лобачевского, так же и законы классической живописи абсолютно неприменимы и неадекватны в отношении абстрактного экспрессионизма, являющего собой совершенно иной и по восприятию, и по своей метафизике мир живописи. Возникновению живописи Джексона Поллока и кристаллизации его художественных идей предшествовал опыт нескольких поколений художников.
    Что было в самом начале? С чего началось всё? Наука в лице общей теории относительности отвечает на этот вопрос с непосредственностью ребёнка: в начале из точки сингулярности, то есть, из бесконечно малой, воображаемой (интересно кем?) точки в результате Большого Взрыва возникла Вселенная. Ничего не было, не было, не было… И вдруг: бабах! Сразу же (или вскоре) всё везде появилось. Удовлетворяет ли меня такой чрезвычайно "научный" ответ, для которого зачем-то понадобились тысячи лет вычислений и опытов? Нет.
    С другой стороны, в Святом Писании сказано: "Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог". Из чего следует, что мир был создан Словом, которое само по себе было Богом – Демиургом (Создателем Вселенной). Как это понимать? Что это за Слово такое? На каком языке? На первый взгляд, такой ответ, вроде бы, ничем не отличается от вышеупомянутого научного, кроме красивого лаконичного образа. Однако… Давайте, не будем спешить. Подумаем. Что такое слово, если у него нет никакого прикладного значения? Каким образом оно может состояться, если ни письменности, ни человечества, способного его понять, да и самой Вселенной ещё не существует?
    …А слово существует. Как такое может быть? Слово – это речь. Речь – это звучание. Звучание – это вибрация воздуха (для нас - людей) или, в более широком смысле, вибрация пространства. Вибрация! Вначале была вибрация пространства!
    Вот уже несколько столетий научный мир говорит о корпускулярно-волновом дуализме, как о важнейшем универсальном свойстве природы, заключающемся в том, что всем объектам микромира (электронам, бозонам, любым микрочастицам) присущи одновременно и волновые, и корпускулярные характеристики. Почему одновременно и то, и другое? Чем нужно быть, чтобы вести себя таким образом? Вибрацией. Всё вокруг нас и внутри нас состоит из вибраций. Именно они и создали Вселенную. Они и есть то самое Божественное Слово.
    Отвлечёмся немного. Две с половиной тысячи лет назад жил-был учёный по имени Пифагор. Тот самый, которому приписывают открытие всемирно известной формулы. Теорема Пифагора утверждает, что в прямоугольном треугольнике, то есть в треугольнике, один из углов которого равен 90°, квадрат длины наибольшей из сторон (гипотенузы) равен сумме квадратов двух более коротких (катетов). Это весьма простое, но невероятно мощное утверждение столь же важно сегодня, как и 2500 лет назад, когда оно было сформулировано. Красота самой формулы заключается в элегантности столь простого утверждения, находящегося полном согласии с природой. Помимо ценности теоремы Пифагора самой по себе, не менее важным представляется и тот факт, что ее истинность была доказана, и это доказательство стало первым зафиксированным доказательством в математике.
    По словам математика Э. Т. Белла: “До него геометрия была, скорее, собранием эмпирически установленных правил, без каких-либо ясных указаний на их взаимную связь, и без малейшего предположения, что эти правила можно логически вывести из сравнительно небольшого числа утверждений. Метод доказательства настолько пронизывает сейчас всю математику, что кажется подразумевающимся сам собой, и нам трудно представить себе время, когда этого метода еще не существовало”.
    Так вот, гениальный Пифагор рассматривал Вселенную как громаднейший монохорд с одной струной, прикрепленной верхним концом к абсолютному духу, а нижним - к абсолютной материи. Пифагорейцы верили, что все, что существует, имеет голос… То есть, существует за счёт вибрации пространства! Кстати, при конструировании своих храмов древние жрецы демонстрировали высочайшее знание принципов, лежащих в основе феномена именно вибрации. Для Пифагора музыка была производной от божественной науки математики, и ее гармонии жестко контролировались математическими пропорциями. Работая с монохордом, однострунным инструментом (изобретение, состоящее из одной струны, натянутой между зажимами и снабженное подвижными ладами), Пифагор сумел создать свою теорию гармонии.
    Утвердив музыку как точную науку, Пифагор смог эффективно применить найденные им законы гармонических отношений ко всем феноменам Природы, пойдя настолько далеко, что установил при этом гармонические отношения между планетами, созвездиями и элементами. Интересным примером современного подтверждения древнего философского учения является прогрессия элементов согласно их гармоническим отношениям. Если упорядочить перечень элементов по восходящей в зависимости от атомных весов, то, по А. Ньюленду, каждый восьмой элемент заметно повторяет свойства. Кстати, именно это открытие в современной химии известно под именем закона октавы.
    Итак, 2500 назад Пифагор, изучая "музыку сфер" с помощью монохорда, установил, что весь мир состоит из вибраций! Древнему мыслителю приписывается следующее высказывание: "Изучайте монохорд, и вам откроются тайны мироздания". Одна-единственная струна дала человеку возможность постичь не только микрокосмический аспект феномена вибрации, но и макрокосмические законы Вселенной... Можно ли доверять Пифагору? А почему нет? И тогда, возможно, строчка из Евангелия от Иоанна откроет ещё один свой глубинный смысл: “В начале всего была вибрация, и эта вибрация – Создатель всего сущего”.
    Кстати, звучит очень поэтично: Вселенную создала гармония вибрации – родоначальница музыки, родоначальница мира! Флуктуации, мерцания, вибрации... Всё сущее вибрирует. Не вибрирует только то, что не существует.
    А как к этому утверждению отнесутся современные учёные? В своей книге “Теория струн и скрытые измерения Вселенной” всемирно известные учёные Шинтан Яу и Стив Надис пишут: “… все вещество, все силы и даже само пространство, является результатом вибраций крошечных струн в десяти измерениях”. То есть, прав был великий Пифагор. И право Евангелие: вначале было Слово, воспринимаемое, как вибрация! Чем больше мы узнаем о невероятных просторах космоса, структуре материи и силах, которые связывают ее, тем более удивительной и загадочной предстает перед нами Вселенная. Куда ни посмотри, везде прослеживаются важные совпадения в фундаментальных законах физики и химии, которые будто сговорились сделать Вселенную идеальной для существования жизни. А, следовательно, всякая попытка понять Вселенную должна принимать во внимание тот факт, что в ней появились люди.
    В 2001 году НАСА запустило аппарат WMAP (Зонд микроволновой анизотропии имени Уилсона) для составления карты реликтового излучения, образовавшегося в результате якобы Большого взрыва, а точнее, вибрации, которая, по мнению многих, привела в бытие пространство и время. На основе анализа реликтового излучения ученые вычислили возраст Вселенной и изучили ее начальную структуру. Но в этом излучении обнаружилась огромная пустота диаметром 1 млрд световых лет, получившая название Реликтового холодного пятна. К такому открытию НАСА не было готово.
    Еще более странным кажется согласованное движение скоплений галактик, обнаруженное космологом Сашей Кашлинским и его коллегами из Центра космических полетов имени Годдарда (штат Мэриленд, США), которое они назвали темным потоком. Эти скопления мчатся в одном направлении с неожиданно высокой скоростью, будто бы подгоняемые мистической силой. Любопытно, но даже курс зонда WMAP изменился под воздействием неизвестной аномальной силы. С тех пор как был сформулирован антропный принцип, астрономы предложили разные способы интерпретации свидетельств, объясняющих нашу Вселенную. Целый ряд физических постоянных имеет значения, которые оказываются как раз такими, какие нужны для благоприятного развития галактик, долгоживущих звезд и сложной жизни. Ещё 12 лет назад неоднократно высказывались предположения о том, что прогресс в этом направлении может быть связан с включением в общую картину антропного принципа: человек существует именно в такой Вселенной, в которой его существование возможно.
    Конечно, есть и другие объяснения этих явлений, но новые открытия дают ученым все больше доказательств в пользу именно теории струн. Первые же исследования показали, что теория струн достигает значительных успехов в описании наблюдаемых явлений. Оказалось, что теория струн замечательно может свести все четыре фундаментальных взаимодействия Вселенной к одному — колебанию одномерной струны с соответствующим переносом энергии. Вспомним ещё раз о Пифагоре с его монохордом и гармонией музыки!
    Теория струн основана на гипотезе о том, что все элементарные частицы и их фундаментальные взаимодействия возникают в результате колебаний и взаимодействий ультрамикроскопических квантовых струн на масштабах порядка планковской длины 10 в минус 35 степени метра. Картину Вселенной, предлагаемую этой теорией, однако, достаточно легко представить себе наглядно. В масштабах порядка 10 в минус 35 степени метра, то есть, на 20 порядков меньше диаметра того же протона, в состав которого входят три связанных кварка, структура материи отличается от привычной нам даже на уровне элементарных частиц. На столь малых расстояниях (и при столь высоких энергиях взаимодействий, что это и представить немыслимо) материя превращается в серию полевых стоячих волн, подобных тем, что возбуждаются в струнах музыкальных инструментов. Подобно гитарной струне, в такой струне могут возбуждаться, помимо основного тона, множество обертонов или гармоник. И каждой гармонике соответствует собственное энергетическое состояние.
    Процедура квантования действия Полякова приводит к тому, что струна может вибрировать различными способами, и каждый способ её вибрации генерирует отдельную элементарную частицу. Масса частицы и характеристики её взаимодействия определяются способом вибрации струны, или своеобразной «нотой», которая извлекается из струны. Получающаяся таким образом гамма называется спектром масс теории струн.
    Первоначальные модели теории струн включали как открытые струны, то есть нити, имеющие два свободных конца, так и замкнутые, то есть петли. Эти два типа струн ведут себя по-разному и генерируют два различных спектра. Не все современные теории струн используют оба типа, некоторые обходятся только замкнутыми струнами.
    Некоторые качественные свойства квантовых струн можно понять на интуитивном уровне. Так, квантовые струны, как и обычные струны, обладают упругостью, которая считается фундаментальным параметром теории. Упругость квантовой струны тесно связана с её размером. Рассмотрим замкнутую струну, к которой не приложены никакие силы. Упругость струны будет стремиться стянуть её в более мелкую петлю вплоть до размера точки. Однако это нарушило бы один из фундаментальных принципов квантовой механики — принцип неопределённости Гейзенберга. Характерный размер струнной петли получится в результате балансирования между силой упругости, сокращающей струну, и эффектом неопределённости, растягивающим её.
    В квантовой теории поля бесконечные значения амплитуд взаимодействия возникают в результате того, что две частицы могут сколь угодно близко подходить друг к другу. В теории струн это уже невозможно: слишком близко расположенные струны сливаются в струну!
    Именно теория струн даёт первое фундаментальное обоснование давно открытого свойства чёрных дыр, невозможность объяснения которого многие годы тормозила исследования физиков, работавших с традиционными теориями…
    Особенность теории струн состоит в том, что в ней, по-видимому, геометрия пространства-времени не фундаментальна, а появляется в теории на больших масштабах или при слабой связи
    В частности, одним из следствий теории струн могут являться “Космические струны”."Космическая струна" является одновременно и астрономическим, и микроскопическим объектом.
    Существование “космических струн” впервые было предсказано британским физиком Томасом Кибблом ещё в 1976 году, а к 1981 году эта гипотеза была развита в теорию советским астрофизиком Яковом Зельдовичем…
    Диаметр космических струн значительно меньше размеров атомных ядер (порядка 10 в минус 29 степени сантиметра), длина — как минимум десятки парсек при удельной массе — порядка 10 в 22 степени грамм на сантиметр, то есть всего лишь километр струны имеет массу Земли, и это означает, что струны обладают чрезвычайно высокой плотностью.
    Из теории следует, что “космические струны” возникли вскоре после первой вибрации и были либо замкнутыми, либо бесконечными. Струны изгибаются, перехлёстываются и рвутся. Оборванные концы струн тут же соединяются, образуя замкнутые куски. И сами струны, и их отдельные фрагменты летят сквозь Вселенную со скоростью, близкой к скорости света…
    Чем лично мне интересна такая тематика? Я – и писатель, и маркшейдер. Маркшейдерия, в общем смысле, необходима для задания направлений и измерения различных пространств как в недрах Земли, так и на её поверхности. Сдвижение части пространства относительно другой его части нередко происходит под земной поверхностью, например, во время землетрясений или в результате ведения горных работ ( сдвижение горных пород). Геометризация недр в некотором смысле изучает поведение подземного пространства-времени. Ну, а в целом, мне кажется, что подобная тема должна интересовать каждого из людей.

    Ссылки на использованные материалы:
    Евангелие от Иоанна Глава 1, стих 1, русский синодальный перевод,
    Шинтан Яу, Стив Надис “Теория струн и скрытые измерения Вселенной”,
    Менли П.Холл “Пифагорейская теория музыки и света”,
    а также обширное количество статей Википедии и других популярных интернет-источников, связанных с упомянутыми темами и терминами…
    http://lurkmore.to/Теория_струн
    http://mir-znaniy.com

    РУССКИЕ ЛЮДИ

     Опубликовано: 5-01-2017, 18:40  Комментариев: (0)
    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
    Судьба эмиграции
    О поэтах русской эмиграции написано и сказано немало, но мне хотелось бы ещё раз попытаться найти ответ на те вопросы, которые вроде бы и понятны, и тем не менее оставляют ощущение тайны. Почему русские люди покинули свою страну? Почему произошло то, что произошло? Известный исследователь русской эмиграции Леонид Лазутин на своём сайте сказал об этом ясно и чётко: «… эмиграция была вынужденным несчастьем...»
    Поэт Николай Моршен в своём коротком стихотворении, напоминающем надгробную эпитафию, создал лаконичный, но ёмкий и яркий образ русского эмигранта:
    «Он прожил мало, только сорок лет…»
    В таких словах ни слова правды нет.
    Он прожил две войны, переворот,
    Три голода, четыре смены власти,
    Шесть государств, две настоящих страсти,
    Считать на годы - будет лет пятьсот.

    Точка невозврата пройдена ценой собственной судьбы. Эмоциональный и духовный протест против разрушения самых дорогих сокровенных ценностей бытия и человеческой морали, чувство гибели и смертельного противостояния, в котором нет и не может быть ни понимания, ни прощения, ни примирения… Стихи эмигрантов ещё настолько не остыли, что читаешь и видишь, как течёт живая кровь, то дымящаяся на морозе корниловского ледового похода, то растворяющаяся в прогоркло-солёных водах крымского черноморского побережья…
    Как звезды были их глаза
    Простые, русские кадеты;
    Их здесь никто не описал
    И не воспел в стихах поэта.
    Те дети были наш оплот.
    И Русь поклонится их гробу;
    Они все там до одного
    Погибли в снеговых сугробах...

    Н. Снесарева-Казакова

    Нас было мало, слишком мало.
    От вражьих толп темнела даль;
    Но твёрдым блеском засверкала
    Из ножен вынутая сталь.
    Последних пламенных порывов
    Была исполнена душа,
    В железном грохоте разрывов
    Вскипали воды Сиваша.
    И ждали все, внимая знаку,
    И подан был знакомый знак…
    Полк шёл в последнюю атаку,
    Венчая путь своих атак.
    * * *
    Уходили мы из Крыма
    Среди дыма и огня,
    Я с кормы все время мимо
    В своего стрелял коня.
    А он плыл, изнемогая,
    За высокою кормой,
    Все не веря, все не зная,
    Что прощается со мной.
    Сколько раз одной могилы
    Ожидали мы в бою,
    Конь все плыл, теряя силы,
    Веря в преданность мою.
    Мой денщик стрелял не мимо,
    Покраснела чуть вода...
    Уходящий берег Крыма
    Я запомнил навсегда...

    Николай Туроверов

    Можно ли с этим примириться? Можно ли сделать хотя бы шаг навстречу? Нет! Никогда! И убеждены в этом были обе противоборствующие стороны…

    Каким бы полотном батальным не являлась
    советская сусальнейшая Русь,
    какой бы жалостью душа не наполнялась,
    не поклонюсь, не примирюсь
    со всею мерзостью, жестокостью и скукой
    немого рабства — нет, о нет,
    еще я духом жив, еще не сыт разлукой,
    увольте, я еще поэт.

    Владимир Набоков
    Мне больше не страшно. Мне томно.
    Я медленно в пропасть лечу
    И вашей России не помню
    И помнить её не хочу.
    И не отзываются дрожью
    Банальной и сладкой тоски
    Поля с колосящейся рожью,
    Берёзки, дымки, огоньки...

    Георгий Иванов
    Тот же Георгий Иванов даёт в своём стихотворении «Россия» однозначный и чёткий ответ на вопрос о том, ради какой родины сражалась и отдавала свою жизнь белая гвардия и… от какой родины отказалась категорически и навсегда, не желая поступаться своими принципами и идеалами…

    Россия счастие. Россия свет.
    А может быть, России вовсе нет.
    И над Невой закат не догорал.
    И Пушкин на снегу не умирал,
    И нет ни Петербурга, ни Кремля —
    Одни снега, снега, поля, поля...
    …………………….
    Россия тишина. Россия прах.
    А, может быть, Россия — только страх.
    Веревка, пуля, ледяная тьма
    И музыка, сводящая с ума.
    Веревка, пуля, каторжный рассвет
    Над тем, чему названья в мире нет.

    Они сделали шаг за черту, превратившуюся в бездонную пропасть ожидания. Они всё ещё надеялись вернуться и сидели на чемоданах год, два, пять, десять… Но пропасть не растворялась в воздухе. Лишь время могло расставить всё по своим местам. Время и русский Бог… Царя больше не было. Императорская Россия осталась лишь в памяти и мечтах. Но Бог и Родина… Покинули ли они русских людей в изгнании?
    Несколько поэтов, Достоевский,
    Несколько царей, орел двуглавый
    И державная дорога — Невский.
    Что мне делать с этой бывшей славой?
    Бывшей, павшей, изменившей, сгнившей?
    Широка на Соловки дорога,
    Но царю и Богу изменивший
    Не достоин ни царя, ни Бога.

    Георгий Иванов

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ
    Русские

    Литературовед Тина Гай пишет об Александре Блоке и Георгии Иванове: «…оба сошлись в одной точке – в любви к России, к России не как к географическому месту, а как к надмирной метафизической идее». На мой взгляд, этих слов достойны не только два этих поэта, и не только все истинно русские поэты, но и все русские люди, по какую бы сторону пропасти они ни находились. Есть то общее, что объединяет всех людей, о которых говорят, что эти люди – русские.
    Русский человек Николай Зиновьев – наш современник, поэт, никогда не находившийся в эмиграции, не покидавший Родины своей, написал пронзительнейшие строки, которые понятны всякому истинно русскому сердцу, не требующему никаких объяснений, ничего кроме любви и сострадания…

    В степи, покрытой пылью бренной
    Сидел и плакал человек.
    А мимо шел Творец Вселенной.
    Остановившись, он изрек:
    «Я друг униженных и бедных,
    Я всех убогих берегу,
    Я знаю много слов заветных.
    Я есмь твой Бог. Я все могу.
    Меня печалит вид твой грустный,
    Какой бедою ты тесним?»
    И человек сказал: «Я — русский»,
    И Бог заплакал вместе с ним.

    Русскость – удивительная черта характера, объединяющая, казалось бы, совершенно разных людей. Вот вроде бы отчеканил уже Георгий Иванов, как отрезал: не волнуют его «поля с колосящейся рожью, берёзки, дымки, огоньки...» Но если не волнуют… то зачем об этом говорить? Зачем перечислять? И при чём здесь огоньки? Уж не те ли это самые огоньки, о которых вспоминал когда-то Михаил Юрьевич Лермонтов?

    Люблю отчизну я, но странною любовью!
    Не победит ее рассудок мой…

    Далее следуют неизменные отрицания одного, второго, третьего повода и вдруг…

    Но я люблю - за что, не знаю сам -
    Ее степей холодное молчанье,
    Ее лесов безбрежных колыханье,
    Разливы рек ее, подобные морям;
    Проселочным путем люблю скакать в телеге
    И, взором медленным пронзая ночи тень,
    Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
    Дрожащие огни печальных деревень.

    Это они, те самые дальние лермонтовские огоньки внезапно вспыхивают и светятся снова в строчке русского эмигранта Георгия Иванова! Кстати, память о своем великом родственнике хранили эмигранты Лермонтовы даже в далёком бразильском Рио де Жанейро, где глава семейства, Александр Григорьевич Лермонтов незадолго до своей кончины вспоминал такой случай: «Мой дедушка, Михаил Михайлович Лермонтов, окончил Пажеский корпус и был выпущен корнетом в гусарский полк. В 1884 году уволен из полка за дуэль с потомком Мартынова, на которой Михаил Михайлович лишился одного глаза». Дело в том, что поэт Лермонтов на дуэли с Мартыновым поднял руку с пистолетом вверх и выстрелил в воздух, добровольно отказываясь от убийства человека. Таким образом, выстрел Мартынова являлся ни чем иным, как безнаказанным убийством человека, изъявившего готовность к примирению. Не знаю, как с дворянской, но с моей точки зрения, это не по-людски.
    Русские люди, где бы они ни находились по воле судьбы, всюду ощущают в душе своей незримую связь с Родиной. По ту или эту сторону огненной черты – не важно. Именно об этом писал Николай Рубцов:

    С каждой избою и тучею,
    С громом, готовым упасть,
    Чувствую самую жгучую,
    Самую смертную связь.

    Родившийся и выросший в Китае безымянный русский юноша, никогда не видевший России и не ступавший по её земле, написал искреннее простодушное стихотворение о том же самом:

    Меня ласково русское солнце не грело,
    Не румянил мне щеки российский мороз,
    Колыбельную песнь мне отчизна не пела
    Ветер русских степей мне не путал волос.

    Отчего же тогда я, взращенный чужбиной,
    Я, из книг и рассказов лишь знающий Русь,
    С миллионами прочих о ней, о любимой,
    Так мечтаю и к ней своим сердцем стремлюсь?

    Оттого, что родился я с русской душою,
    Оттого, что течет во мне русская кровь,
    Оттого, что и силой нельзя никакою
    Погасить в моем сердце к России любовь!

    Дитя, родившееся вдали от родины предков, осталось, наверняка благодаря усердию родителей, таким же русским душой, несмотря ни на что. А кем, в сущности, были те же самые мальчишки-кадеты, ушедшие в бессмертие в годину гражданской войны? Детьми России… И стихи о них Николая Туроверова удивительным образом перекликаются со знаменитым есенинским

    Я теперь скупее стал в желаньях,
    Жизнь моя? иль ты приснилась мне?
    Словно я весенней гулкой ранью
    Проскакал на розовом коне…

    Розовый цвет несбыточной есенинской мечты внезапно и жутко трансформируется в розовый снег туроверовского стихотворения о кадетах ледового похода:

    И растёт, и ждёт ли наша смена,
    Чтобы вновь, в февральскую пургу,
    Дети шли в сугробах по колено
    Умирать на розовом снегу.

    И видение из гениальных дореволюционных блоковских строк…

    Ночь, улица, фонарь, аптека,
    Бессмысленный и тусклый свет.
    Живи ещё хоть четверть века —
    Всё будет так. Исхода нет.
    Умрёшь — начнёшь опять сначала
    И повторится всё, как встарь:
    Ночь, ледяная рябь канала,
    Аптека, улица, фонарь.

    обращается в не менее апокалиптическое своей неизбежностью потрясающее эмигрантское набоковское стихотворение:

    Бывают ночи: только лягу,
    в Россию поплывет кровать;
    и вот ведут меня к оврагу,
    ведут к оврагу убивать.
    Проснусь, и в темноте, со стула,
    где спички и часы лежат,
    в глаза, как пристальное дуло,
    глядит горящий циферблат.
    Закрыв руками грудь и шею,-
    вот-вот сейчас пальнет в меня!-
    я взгляда отвести не смею
    от круга тусклого огня.
    Оцепенелого сознанья
    коснется тиканье часов,
    благополучного изгнанья
    я снова чувствую покров.
    Но, сердце, как бы ты хотело,
    чтоб это вправду было так:
    Россия, звезды, ночь расстрела
    и весь в черемухе овраг!

    К неизбежности бытия, отраженном в строках одного русского поэта, эмигрантская лира другого добавляет неизбежность и бессмертие любви к покинутой Родине. Не зря тот же Николай Туроверов вспоминает:

    В эту ночь мы ушли от погони,
    Расседлали своих лошадей;
    Я лежал на шершавой попоне
    Среди спящих усталых людей.
    И запомнил, и помню доныне
    Наш последний российский ночлег,
    - Эти звёзды приморской пустыни,
    Этот синий мерцающий снег.
    Стерегло нас последнее горе
    После снежных татарских полей -
    Ледяное Понтийское море,
    Ледяная душа кораблей.
    Всё иссякнет - и нежность, и злоба,
    Всё забудем, что помнить должны,
    И останется с нами до гроба
    Только имя забытой страны.

    Страна покинута, но не забыта ни на миг, и не только имя страны, но и всё до мельчайших деталей, даже надпись на обычном спичечном коробке помнится наизусть! Блистательный Николай Агнивцев, находившийся в эмиграции в 1921 – 23 годах, написал однажды о состоянии, знакомом каждому, кто находился в разлуке с родиной, изумительное стихотворение, причиной которому послужил обычный коробок спичек…

    Как вздрогнул мозг, как сердце сжалось,
    Весь день без слов, вся ночь без сна:
    Сегодня в руки мне попалась
    Коробка спичек Лапшина.
    О сердце, раб былых привычек,
    И перед ним виденьем вдруг
    Из маленькой коробки спичек
    Встал весь гигантский Петербург:
    Исакий, Петр, Нева, Крестовский,
    Стозвонно-плещущий Пассаж,
    И плавный Каменноостровский,
    И баснословный Эрмитаж.
    Последним отзвуком привета
    От Петербурга лишь одна
    Осталась мне вот только эта
    Коробка спичек Лапшина

    Находясь на чужбине, эмигрантская поэтесса Нина Снесарева-Казакова, поминает юных кадетов-каппелевцев пронзительными строками:

    …Красный флаг наступал отовсюду,
    Русь металась подстреленной птицей ...
    Никогда, никогда не забуду
    Эти русские, детские лица.

    А что же те русские люди, которые остались там, под «красным флагом». Неужто политические амбиции или флаги стали для них дороже родной земли? Нет. Русские остаются русскими везде. В многовековой истории России не раз происходили события, после которых возрождение казалось уже невозможным. Именно об одной из таких страниц я когда-то писал в главе «Василий Тёмный» поэтического сказания «Державный пантеон»:

    В стране сожжённой, данью оскорблённой,
    Где правит князь, врагами ослеплённый,
    И пахнет кровью почерневший снег, -
    Униженный, растоптанный, убитый,
    Слезами материнскими омытый
    Встаёт из мёртвых русский человек…

    Много раз пытались враги сломить, одолеть русскую силу, но нет такой силы против русского человека, которая могла бы уничтожить любовь к своему отечеству. В самые тяжкие минуты жизни вспоминает он о том, о чём написал в 1941 году Константин Симонов, кстати, никак не помянувший в своём лучшем , на мой взгляд, стихотворении ни вождя, ни партию, ни флаги… потому что есть то, перед чем, всё остальное – суета сует и мишура…

    Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
    Как шли бесконечные, злые дожди,
    Как кринки несли нам усталые женщины,
    Прижав, как детей, от дождя их к груди,
    Как слезы они вытирали украдкою,
    Как вслед нам шептали: — Господь вас спаси! —
    И снова себя называли солдатками,
    Как встарь повелось на великой Руси.
    Слезами измеренный чаще, чем верстами,
    Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
    Деревни, деревни, деревни с погостами,
    Как будто на них вся Россия сошлась,
    Как будто за каждою русской околицей,
    Крестом своих рук ограждая живых,
    Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
    За в бога не верящих внуков своих.
    Ты знаешь, наверное, все-таки Родина -
    Не дом городской, где я празднично жил,
    А эти проселки, что дедами пройдены,
    С простыми крестами их русских могил.
    Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
    Дорожной тоской от села до села,
    Со вдовьей слезою и с песнею женскою
    Впервые война на проселках свела.
    Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
    По мертвому плачущий девичий крик,
    Седая старуха в салопчике плисовом,
    Весь в белом, как на смерть одетый, старик.
    Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
    Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
    Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,
    Покуда идите, мы вас подождем.
    «Мы вас подождем!» — говорили нам пажити.
    «Мы вас подождем!» — говорили леса.
    Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
    Что следом за мной их идут голоса.
    По русским обычаям, только пожарища
    На русской земле раскидав позади,
    На наших глазах умирали товарищи,
    По-русски рубаху рванув на груди.
    Нас пули с тобою пока еще милуют.
    Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
    Я все-таки горд был за самую милую,
    За горькую землю, где я родился,
    За то, что на ней умереть мне завещано,
    Что русская мать нас на свет родила,
    Что, в бой провожая нас, русская женщина
    По-русски три раза меня обняла.

    В этой связи не могу не упомянуть о подвиге 80 русских офицеров-белогвардейцев, первыми нанесших сокрушительное поражение германскому Генеральному штабу в 1935 году на южноамериканском континенте в войне между Парагваем и Боливией, выступив на стороне Парагвая по призыву его правительства и вынудив агрессора капитулировать. Руководили парагвайской армией русские генералы Иван Тимофеевич Беляев и Николай Францевич Эрн.
    Находясь вдали от Родины, русские люди продолжали служить своему Отечеству теми способами, какие были для них возможны тогда: не унижая ни своей чести, ни достоинства. Вот как писал об этом замечательный русский эмигрант Дмитрий Кленовский, издавший за годы жизни за рубежом около десятка книг поэзии…

    РОДИНЕ
    Между нами — двери и засовы.
    Но в моей скитальческой судьбе
    Я служу тебе высоким словом,
    На чужбине я служу тебе.
    Я сейчас не мил тебе, не нужен,
    И пускай бездомные года
    Все петлю затягивают туже -
    Ты со мной везде и навсегда.
    Как бы ты меня ни оскорбила,
    Ни замучила, ни прокляла,
    Напоследок пулей ни добила
    Ты себя навек мне отдала.
    Душное минует лихолетье,
    Милая протянется рука...
    Я через моря, через столетья
    Возвращусь к тебе издалека.
    Не спрошу тебя и не отвечу,
    Лишь прильну к любимому плечу
    И за этот миг, за эту встречу,
    Задыхаясь, все тебе прощу.

    И вовсе не обязательно быть русским по крови, чтобы оставаться им по духу. Годы тягот, лишений и войн доказали это с необычайной силой. Об этом я пишу в стихотворении «Русские»:

    Вспомним тех, кто в небе внемлет всем речам между людьми,
    Защитивших эту землю и полёгших в ней костьми:
    Бородатых и безусых, ворчунов и остряков,
    Украинцев, белорусов, осетин и остяков,
    Телеутов, кабардинцев, эрзя, вепсов, чувашей,
    И тувинцев, и даргинцев, латышей и талышей,
    И киргизов, и таджиков, и узбеков, и татар,
    И калмыков, и кумыков, и башкир, и тофалар,
    Якутов, азербайджанцев, ненцев, энцев и армян,
    Нивхов и табасаранцев, и евреев, и цыган,
    Удэгейцев, хантов, коми, и казахов, и грузин,
    И других, которых помнит поимённо Бог один…
    В дни победного парада там, пред Ним - в одном строю
    Все, кого враги когда-то звали РУССКИМИ в бою.

    Есть ещё одна великая, порой необъяснимая, но очень характерная черта у русского человека: искренняя готовность к покаянию. Величие человеческой души отражается в нём, как в зеркале. Так писал о своём герое, простом русском солдате Василии Тёркине от его имени поэт Александр Твардовский:

    …Я загнул такого крюку,
    Я прошел такую даль,
    И видал такую муку.
    И такую знал печаль!…
    Мать-земля моя родная,
    Ради радостного дня
    Ты прости, за что – не знаю,
    Только ты прости меня!

    А что же Георгий Иванов? Верил ли он в русского человека? Конечно, верил. Сомневаться в этом не приходится: стоит лишь обратиться вот к таким его строкам:

    Нет в России даже дорогих могил,
    Может быть и были - только я забыл.
    Нету Петербурга, Киева, Москвы -
    Может быть и были, да забыл, увы.
    Ни границ не знаю, ни морей, ни рек,
    Знаю - там остался русский человек.
    Русский он по сердцу, русский по уму,
    Если я с ним встречусь, я его пойму.
    Сразу, с полуслова... И тогда начну
    Различать в тумане и его страну.


    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

    Возвращение

    Русские возвращаются в Россию. Рано или поздно, но обязательно возвращаются. Об этом писали многие поэты, но, наверное, гениальнее двух эмигрантов, Александра Галича и Георгия Адамовича, не высказывался ещё никто…

    Когда я вернусь - ты не смейся, - когда я вернусь,
    Когда пробегу, не касаясь земли, по февральскому снегу,
    По еле заметному следу к теплу и ночлегу,
    И, вздрогнув от счастья, на птичий твой зов оглянусь,
    Когда я вернусь, о, когда я вернусь...

    Послушай, послушай - не смейся, - когда я вернусь,
    И прямо с вокзал, разделавшись круто с таможней,
    И прямо с вокзала в кромешный, ничтожный, раешный
    Ворвусь в этот город, которым казнюсь и клянусь,
    Когда я вернусь, о, когда я вернусь...

    Когда я вернусь, я пойду в тот единственный дом,
    Где с куполом синим не властно соперничать небо,
    И ладана запах, как запах приютского хлеба,
    Ударит меня и заплещется в сердце моем...
    Когда я вернусь... О, когда я вернусь...

    Когда я вернусь, засвистят в феврале соловьи
    Тот старый мотив, тот давнишний, забытый, запетый,
    И я упаду, побежденный своею победой,
    И ткнусь головою, как в пристань, в колени твои,
    Когда я вернусь... А когда я вернусь?

    Александр Галич

    Когда мы в Россию вернемся… о, Гамлет восточный, когда?
    Пешком, по размытым дорогам, в стоградусные холода,
    Без всяких коней и триумфов, без всяких там кликов, пешком,
    Но только наверное знать бы, что вовремя мы добредем…

    Больница. Когда мы в Россию… колышется счастье в бреду,
    Как будто "Коль славен" играют в каком-то приморском саду,
    Как будто сквозь белые стены, в морозной предутренней мгле
    Колышутся тонкие свечи в морозном и спящем Кремле.

    Когда мы… Довольно, довольно. Он болен, измучен и наг.
    Над нами трехцветными позором полощется нищенский флаг
    И слишком здесь пахнет эфиром, и душно, и слишком тепло.
    Когда мы в Россию вернемся… но снегом ее замело.

    Пора собираться. Светает. Пора бы и двигаться в путь.
    Две медных монеты на веки. Скрещенные руки на грудь.

    Георгий Адамович

    Сказано настолько ёмко и так верно, до рези в сердце, что хочется помолчать…
    «…Как христиане, как русские люди помолимся Господу Богу о помощи и примиримся друг с другом. Это будет хорошо, это по-русски, это необходимо», - эти простые слова Александра Васильевича Суворова – вне времени. Как всё истинно великое, они понятны любому из нас – и прежде, и ныне, и в будущем.
    24 мая 2009 года в Москве на территории Донского монастыря был открыт Мемориал белым воинам. В мемориале захоронены руководитель Белого движения на Юге России генерал А.И. Деникин с женой, один из руководителей Белого движения в Сибири генерал В.О. Каппель и русский философ И.А. Ильин с женой. Несколько лет до этого момента новые захоронения стояли неблагоустроенными.
    Каменный памятник на могиле В. О. Каппеля был открыт 1 сентября 2007 года и представляет собой точную копию стоявшего ранее на могиле генерала памятника, разрушенного китайскими коммунистами в 1950-е годы.
    Инициатива сооружения Мемориала белым воинам принадлежала премьер-министру России В.В. Путину. По словам архимандрита Тихона: «Путин увидел фотографии могил Деникина, Ильина и Шмелева, которые находились в очень плохом состоянии — с обветшалыми, накренившимися деревянными крестами, наспех сделанными надгробиями. «Это не дело!» — сказал премьер и поручил изготовить новые надгробия и лично, вместе с патриархом, утвердил новые эскизы».
    Небольшое уточнение: прах русского писателя Ивана Сергеевича Шмелёва вместе с прахом его супруги был перевезён, согласно его предсмертной воле, на родину в 2000 году, и захоронен в некрополе московского Донского монастыря рядом с могилами членов его семьи, а не в месте расположения Мемориала белым воинам.
    Перед открытием мемориал был освящен Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом. В церемонии открытия участвовал Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Путин. Памятники на могилах семьи Деникиных, Каппеля и семьи Ильиных были установлены на его личные средства. Ранее сооруженный каменный памятник на могиле В. О. Каппеля стал центральной частью нового мемориала.
    На открытии Мемориала патриарх Кирилл сказал: «Замечательно, что сегодня достойно украшены монументами гробы людей, внесших такой огромный вклад в историю нашего Отечества, через соприкосновение с которыми люди учились правде и мудрости жизни. Замечательно, что над их гробами стоят прекрасные монументы, надгробия, изображения Креста Господня в назидание нашим современникам. Пусть эти могилы также учат людей, как учило их пронзительное слово тех, кто покоится в этих могилах. Царствие Небесное и вечный покой усопшим рабам Божиим».
    Летом 2007 года гроб с прахом поэта-эмигранта Николая Туроверова был перевезен на родину — в станицу Старочеркасскую.
    Это о них, ушедших героях белой гвардии, Деникине, Каппеле, Туроверове и десятках, сотнях тысяч их товарищей по судьбе, писал в двадцатые годы прошлого столетия ещё один прекрасный поэт-офицер Иван Савин, проживший очень недолгую, но яркую жизнь:

    И только ты, бездомный воин,
    Причастник русского стыда,
    Был мертвой родины достоин
    В те недостойные года.
    Вот почему, с такой любовью,
    С благоговением таким,
    Клоню я голову сыновью
    Перед бессмертием твоим.

    По ту и эту стороны границы русские люди приходят к примирению. Пропасть, казавшаяся неодолимой, зарастает. Наш современник, русский поэт Валерий Хатюшин однажды написал об этом верные и честные слова: «Время все расставляет по своим местам. Шелуха отпадает и превращается в прах. Но живое слово, за которым стоят честь и достоинство, как зеленая ветвь, пробивается сквозь любые нагромождения лжи и клеветы. Поэты Белой гвардии возвращаются на Родину своим блистательным творчеством. Они возвращаются к нам на века и уже никогда не уйдут из наших сердец».

    Очей твоих живые отраженья
    Хранит озёр небесный окоём…
    Печать любви, страданья и прощенья
    Лежит на светлом облике твоём.
    Глядишь ли ты с молитвой на дорогу
    Родные поминая имена,
    О правде ли печалуешься Богу, -
    Всё та же ты в любые времена,
    Всё та же ты – за рокотами грома,
    Сияньем вьюг и листопадом дней…
    Страна моя! Чем дальше мы от дома,
    Тем голос твой дороже и слышней.

    Эльдар Ахадов


    Список библиографических источников:

    Николай Моршен. Пуще неволи: Стихи. Сост. В. Агеносова. М.: Советский спорт, 2000.

    Возвращается ветер на круги свои… Стихотворения и поэмы / Под ред. Б. К. Рябухина; биогр. статья А. Н. Азаренкова. М.:Художественная дитература, 2010.

    Иванов Г. В. Стихотворения. / Сост., вступ. ст., примеч. В. Смирнова. — М.: Эксмо, 2008. — 384 с. — (Золотая серия поэзии)

    Агнивцев Н. В галантном стиле о любви и жизни. — М.: «Захаров», 2007. — 256 с

    Дмитрий Кленовский. Полное собрание стихотворений / Под редакцией О. Коростелева. — М.: Водолей, 2011. — 704 с. — (Серебряный век. Паралипоменон)

    Адамович Г. В. Полное собрание стихотворений / Сост., подгот. текстов, вступит. статья, примеч. О. Коростелева. — СПб.: Академический проект; Эльм, 2005. — 400 с. — (Новая библиотека поэта. Малая серия)

    Иван Савин, Избранное: стихотворениия, проза, драма, литературная критика, публицистика], Ульяновск : Ульяновский гос. техн. университет, 2006

    Интернет-источники
    Валерий Новоскольцев https://www.stihi.ru/diary/valery31/2016-11-21

    Сергей Карамаев http://white-force.narod.ru/white.html

    Валерий Хатюшин http://hatushin.ru/kritika/76-poety-beloj-gvardii.html

    Леонид Лазутин http://www.xxl3.ru/kadeti/kadeti.htm

    Леонид Лазутин http://www.xxl3.ru/kadeti/belaja_poezija.htm

    Леонид Лазутин http://www.xxl3.ru/kadeti/yuri_lermontov/yuri_lermontov.htm



    Персоны, упоминаемые в статье

    Николай Моршен
    Николай Николаевич Моршен (настоящая фамилия Марченко;(8 ноября 1917, с. Бирзула Херсонская губерния – 31 июля 2001, Монтерей) — русский поэт.

    Нина Снесарева-Казакова
    (1896-1948) – терская казачка - поэтесса, член Союза РПЖ и чешского литературного кружка "Далибор". Публиковала свои стихи в изданиях казачьего и российского зарубежья. Проживала в 20-30 годы в Чехословакии. В 1928-1937 годах издала в г.Праге пять сборников своих стихов, в частности, сборник стихов “Рыцари Белого Ордена”.

    Николай Туроверов
    Николай Николаевич Туроверов - ( 18 [30] марта 1899, Старочеркасская, Российская империя — 23 сентября 1972, Париж, Франция) — русский поэт, Донской казак, офицер русской и белой армий, участник Первой мировой, Гражданской, Второй мировой войн. Перед войной он закончил реальное училище, а с началом войны в 1914г. поступил добровольцем в Лейб-гвардии Атаманский полк, воевал, потом -ускоренный выпуск Новочеркасского военного училища и снова фронт. После Октября вернулся на Дон, и в отряде есаула Чернецова сражался с большевиками. Участвовал в Ледяном походе, был четырежды ранен. В ноябре 1919 г. стал начальником пулеметной команды Атаманского полка, музей которого потом вывез во Францию. За несколько месяцев до исхода награжден Владимиром 4-й степени. На одном из последних пароходов врангелевской эвакуации покинул Крым. Затем был лагерь на острове Лемнос, Сербия, Франция. Во время Второй Мировой войны воевал с немцами в Африке в составе 1-го кавалерийского полка французского Иностранного легиона, которому посвятил поэму "Легион". Вернувшись в Париж, работал в банке и активно участвовал в жизни белоэмигрантов - казаков. Создал "Кружок казаков-литераторов", возглавлял Казачий Союз, был главным хранителем уникальной библиотеки генерала Дмитрия Ознобишина. Умер поэт Туроверов в 1972г. и похоронен на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Летом 2007 года гроб с прахом Н.Туроверова был перевезен на родину — в станицу Старочеркасскую.

    Владимир Набоков
    Владимир Владимирович Набоков (публиковался также под псевдонимом Владимир Сирин; ( 10 (22) апреля 1989, Санкт-Петербург – 2 июля 1977, Монтрё) — русский и американский писатель, поэт, переводчик, литературовед, энтомолог.
    Георгий Иванов
    Георгий Владимирович Иванов — (29 октября (10 ноября) 1894, имение Пуки́ Сядской волости Тельшевского уезда Ковенской губернии ныне Мажейкяйский район, Литва – 26 августа 1958, Йер-ле-Пальмье, департамент Вар, Франция) русский поэт, прозаик, публицист, переводчик; один из крупнейших поэтов русской эмиграции.

    Александр Блок
    Алекса́ндр Алекса́ндрович Блок — ( 16 (28) ноября 1880, Санкт-Петербург, Российская империя — 7 августа 1921, Петроград, РСФСР) русский поэт, писатель, публицист, драматург, переводчик, литературный критик. Классик русской литературы XX столетия, один из крупнейших представителей русского символизма.

    Михаил Лермонтов
    Михаи́л Ю́рьевич Ле́рмонтов — ( 3 [15] октября 1814, Москва — 15 [27] июля 1841, Пятигорск) русский поэт, прозаик, драматург, художник.

    Александр Лермонтов
    Александр Григорьевич Лермонтов - последний воин славной русской воинской династии Лермонтовых. Династии, в которой был не только великий поэт, но и герой Бородина и битвы народов под Лейпцигом, и освободитель Варны, и участник Ледового похода Добровольческой армии. Александр Григорьевич - выпускник Крымского Кадетского Корпуса, русский кадет в изгнании, из тех детей - эмигрантов, которые заканчивали корпус уже в Югославии и до сих пор остаются последними хранителями Белой идеи. Он ушел из жизни в Рио де Жанейро 3 июня 2000 г., прожив неполных 92 года.
    Николай Зиновьев
    Николай Николаевич Зиновьев — (род. 17 мая 1945 года в Москве), советский и российский поэт, автор текстов более двухсот песен, восьми сборников стихотворений, пьесы «Бобби Сэндс — суперзвезда», романа в стихах «Евангелие от кометы», «В разрыве облаков». Обладатель премии Тютчева, кавалер орденов Почёта и Дружбы народов, многократный лауреат фестиваля «Песня года»

    Николай Рубцов
    Никола́й Миха́йлович Рубцо́в (3 января 1936, село Емецк, Северный край — 19 января 1971, Вологда) — русский лирический поэт.

    Сергей Есенин
    Серге́й Алекса́ндрович Есе́нин — (21 сентября (3 октября) 1895, Константиново, Рязанский уезд, Рязанская губерния, Российская империя – 28 декабря 1925, Ленинград, СССР), русский поэт, представитель новокрестьянской поэзии и лирики, а в более позднем периоде творчества — имажинизма.

    Николай Агнивцев
    Никола́й Я́ковлевич Агни́вцев (8 (20) апреля 1888, Москва – 29 октября 1932, Москва) — русский поэт Серебряного века и драматург.

    Константин Симонов
    Константи́н Миха́йлович Си́монов — (28 ноября 1915, Петроград — 28 августа 1979, Москва) русский советский прозаик, поэт, киносценарист, журналист и общественный деятель. Герой Социалистического Труда. Лауреат Ленинской и шести Сталинских премий

    Иван Беляев
    Иван Тимофеевич Беляев – (19 апреля 1875, Санкт-Петербург – 19 января 1957, Асунсьон) — русский генерал, почётный гражданин Республики Парагвай. Участник Первой мировой, Гражданской (в России) и парагвайско-боливийской войн. Исследователь области расселения, языка и культуры индейцев чако, борец за права и просветитель парагвайских индейцев.

    Николай Эрн
    Эрн Николай Францевич (6 декабря 1879, Тифлис – 19 июля 1972, Асунсьон) - русский военный деятель, генерал майор Генштаба Русской императорской армии, генерал-лейтенант Парагвайской армии.

    Дмитрий Кленовский
    Дмитрий Иосифович Кленовский (наст. фам. Крачковский; 24 сентября (6 октября) 1893(18931006), Санкт-Петербург — 26 декабря 1976, Траунштайн, Германия) — русский поэт, журналист. «Последний царскосёл», по отзыву Нины Берберовой.

    Александр Твардовский
    Алекса́ндр Три́фонович Твардо́вский (8 (21) июня 1910 — 18 декабря 1971) — русский советский писатель, поэт, журналист. Главный редактор журнала «Новый мир». Член Центральной ревизионной комиссии КПСС, кандидат в члены ЦК КПСС.

    Александр Галич
    Алекса́ндр Арка́дьевич Га́лич (настоящая фамилия Ги́нзбург; 19 октября 1918, Екатеринослав — 15 декабря 1977, Париж) — русский поэт, сценарист, драматург, прозаик, автор и исполнитель собственных песен.

    Георгий Адамович
    Гео́ргий Ви́кторович Адамо́вич ( 7 [19] апреля 1892, Москва — 21 февраля 1972, Ницца) — русский поэт-акмеист и литературный критик; переводчик.

    Антон Деникин
    Анто́н Ива́нович Дени́кин (4 [16] декабря 1872, пригород Влоцлавека, Царство Польское, Российская империя — 7 августа 1947, Анн-Арбор, Мичиган,США). Место захоронения – Донской монастырь, Москва. русский военачальник, политический и общественный деятель, писатель, мемуарист, публицист и военный документалист. Участник Русско-японской войны. Первой мировой войны и гражданской войны в России.

    Владимир Каппель
    Влади́мир О́скарович Ка́ппель ( 16 [28] апреля 1883, Царское Село, Санкт-Петербургская губерния — 26 января 1920, разъезд Утай, около станции Нижнеудинск) русский военачальник, участник Первой мировой и Гражданской войны. Один из руководителей Белого движения на Востоке России. Генерального штаба генерал-лейтенант.

    Иван Ильин
    Ива́н Алекса́ндрович Ильи́н — (28 марта (9 апреля) 1883, Москва — 21 декабря 1954, Цолликон) русский философ, писатель и публицист, сторонник Белого движения и последовательный критик коммунистической власти в России, идеолог Русского общевоинского союза.

    Иван Шмелёв
    Ива́н Серге́евич Шмелёв — ( 21 сентября (3 октября) 1873, Москва — 24 июня 1950, Бюсси-ан-От близ Парижа) русский писатель, публицист, православный мыслитель из московского купеческого рода Шмелёвых, представитель консервативно-христианского направления русской словесности.

    Патриарх Кирилл
    Патриа́рх Кири́лл (в миру Влади́мир Миха́йлович Гундя́ев; 20 ноября 1946, Ленинград, СССР) — епископ Русской православной церкви; с 1 февраля 2009 года — патриарх Московский и всея Руси.

    Владимир Путин
    Влади́мир Влади́мирович Пу́тин (род. 7 октября 1952, Ленинград, РСФСР, СССР) — российский государственный деятель, действующий президент Российской Федерации с 7 мая 2012 года. С 2000 по 2008 год — второй президент Российской Федерации.

    Иван Савин
    Иван Са́вин (настоящее имя Иван Ива́нович Савола́йнен, до эмиграции Саволаин; 29 августа (10 сентября) 1899, Одесса — 29 июня (12 июля) 1927, Хельсинки, Финляндия) русский поэт, писатель, журналист. Участник Белого движения, эмигрант первой волны.

    Валерий Хатюшин
    Вале́рий Васи́льевич Хатю́шин (13 ноября 1948) — русский поэт, прозаик, литературный критик, переводчик, публицист. Лауреат Литературной премии им. Сергея Есенина, а также Международных литературных премий им. М. А. Шолохова и А. П. Платонова.

    ВОСКРЕШЕНИЕ ПАМЯТИ

     Опубликовано: 25-12-2016, 18:53  Комментариев: (1)
    Спрашивается: кому всё это надо? И надо ли вообще кому-нибудь?.. Попытаюсь ответить и на этот вопрос, который, признаюсь честно, сам задавал себе не раз и не два, как в процессе поисков, о которых пишу теперь, так и в во время написания этих вот строк…
    А зачем мы вообще живем? Что останется о нас после нас? Даже если не останется никакой памяти о нас, после нас, как это и было прежде нас самих: останутся дети, и дети их детей, и далее, далее, далее... Ведь сами мы появились лишь потому, что до нас жили люди. Мы - и есть память о том, что они были когда-то. Живая память, овеществленная в человечестве. Как писал Иван Ефремов, Вселенная создала нас для того, чтобы через нас осознать саму себя. Понять и запомнить. А понять и запомнить без любви и благодарности - невозможно. Хранить любовь в себе ко всему сущему, дарить ее друг другу и помнить о добре более всего остального - наша судьба. Воскрешая прошлое, сохраняя память о нём, мы сохраняем память и о себе, это – единственное наше наследство, которое не обесценится никогда.
    Как восстановить цепь событий, свидетелем которых не был, потому что они случились тогда, когда тебя ещё не было? Да, если бы ты и существовал, но был слишком мал или жил совсем в другом месте… Восстановить прошлое можно по документам, воспоминаниям очевидцев и житейскому опыту, проводя параллели с известными аналогичными ситуациями, системно используя логические построения, делая предположения и гипотезы, основанные на наиболее вероятностных или типичных ситуациях, предполагая, что и герои истории обладали здравым умом и и в большинстве ситуации действовали логично.
    Необходимо учесть и то, что решение любой задачи во многом зависит от правильности постановки исходного вопроса. Чем точнее поставлен вопрос, тем больше шансов на успех в решении всей задачи в целом. Чем туманнее заданный вопрос, тем туманнее будет и ответ на него.
    Какие из используемых инструментов наиболее достоверны при установлении того или иного факта или события? Конечно, в первую очередь, документы. Во вторую очередь - это воспоминания и свидетельства очевидцев. И, в-третьих, - логика, основанная на анализе ситуации и сопутствующих исторических фактов. При этом следует учесть, что и документы не редко сообщают не всю правду либо искажают её. И память людская порой оживляет не картины прошлого, а то, что дорисовано воображением вспоминающего. И логика зачастую подводит, исходя из стандартной ситуации между тем, как определённый человек может поступать и нестандартно, и нелогично.
    Я хочу попытаться воскресить истинный ход событий, произошедших с членами семьи моего деда в период их жизни, ограниченный 1936 – 46 годами прошлого века. То есть, более 70 лет назад. Для того, чтобы начать, мне необходимо сообщить имена членов семьи:
    Улубиков Хасян Юсупович – мой дед-татарин, в русской среде именовавшийся Василием, 1899 г.р.;
    Улубикова Афифя Айнетдиновна – моя бабушка, в русской среде именовавшаяся Агафьей Андреевной, 1904 г.р.;
    Улубикова Халимя (или Халима) - моя прабабушка, мать деда Хасяна, год рождения не знаю;
    Улубиков Мирза Юсупович – младший брат моего деда, 1912 г.р.;
    Улубиков Джафяр Юсупович – самый младший брат моего деда, 1923 г.р.;
    Улубиков Фёдор Васильевич – старший сын моего деда, 1924 г.р., мой дядя;
    Улубикова Мушвика Хасяновна – старшая дочь моего деда, в русской среде Нина Васильевна, 1926 г.р.;
    Улубикова Закия Хасяновна – средняя дочь моего деда, в русской среде Зоя Васильевна, 1929 г.р.;
    Улубикова Александра Васильевна (в детстве и юности) – Сания Хасяновна, младшая дочь деда, моя мать, 1936-37 года рождения;
    Улубиков Харис Хасянович – младший сын моего деда, 1941 г.р.;
    Улубикова Мария Исмайловна (Измайловна) – жена Мирзы Юсуповича, брата моего деда.

    Сведения, из имеющихся документов
    Далее, я перечисляю сведения из копий тех подлинных документов, которые у меня имеются, иногда снабжая их комментариями, если это необходимо и возможно сделать. Сведения, упоминаемые в документах, скопированы в той транскрипции, в которой были написаны.

    Право на Родину

     Опубликовано: 22-05-2016, 15:01  Комментариев: (0)
    Считаю, что на уровне ООН необходимо принять декларацию:
    О ПРАВЕ ЧЕЛОВЕКА НА РОДИНУ
    1. Каждый родившийся человек имеет право на свою Родину.
    2. Родиной каждого рожденного человека является то географическое место на земле, где он родился.
    3. Каждый человек имеет право быть гражданином того государства, в котором он родился.
    4. Ни одно государство ни при каких обстоятельствах не имеет права лишать гражданства человека, который родился на его территории, без его согласия.
    5. Каждый человек имеет право по своей доброй воле отказаться от гражданства той страны, в которой он родился.
    6. Любое государство на основании своего законодательства вправе признавать или не признавать своим гражданином любого человека, обратившегося к нему с подобным ходатайством либо фактически в нем проживающего, а также - лишать его гражданства, кроме того государства, в котором он родился.

    КОПАКАБАНА

     Опубликовано: 16-04-2016, 10:58  Комментариев: (1)
    Итак, мы летим в Бразилию. Гигантский ночной самолёт авиакомпании «Эмиратс» уносит нас из чудесного Буэнос-Айреса в тот самый Рио-де-Жанейро, о котором мечтал когда-то герой книг Ильфа и Петрова - Остап Бендер. В полете запомнились своей стильной восточной униформой арабские стюардессы. Все, как на подбор, стройные красавицы в нарядах цвета кофе с молоком и изящных шапочках-пилотках с полупрозрачной загадочной кисейной вуалью с правой стороны лица. Стюардесс с вуалью я прежде ещё нигде не встречал. Каждого ребенка, находящегося в салоне Боинга, они нежно окликали по его имени и вручали ему подарок. Обслуживание в течение всего полёта было безукоризненным.
    Ночная бразильская духота окутала нас сразу при выходе из аэропорта. За окнами такси призывно сиял и переливался огнями роскошный будоражащий воображение Рио. Нас было шестеро, и потому я снял на несколько дней не комнаты в отеле, а отдельную квартиру с кухней-студией в трехстах метрах от побережья знаменитого на весь мир пляжа Копакабана. Бразильцы – очень милый дружелюбный весёлый народ. Наше жилище называлось «Студия Флавия», потому что Флавией была хозяйка квартиры. Прелестная молодая приветливая женщина с четырехлетним сыном Артуром, которому я подарил по просьбе его мамы свою книгу «Добрые сказки». Надеюсь, что книга поможет маленькому бразильцу ознакомиться с русским языком. В Бразилии осталось ещё несколько моих книг: «Славянский пантеон» достался дворецкому Марсело за его доброе внимание к нашей семье и неизменное португальское приветствие «Bom dia! Boa tarde! Boa noite!» ( Доброе утро! Добрый день! Добрый вечер!)… А «Книга любви» чуть позднее была вручена прекрасной юной Андреасе из города Куритиба, которая принимала нашу семью на вилле Иоланда в городе Фос-ду-Игуасу так, будто мы не просто гости, а родные люди. С благодарностью вспоминаю бразильского юношу по имени Фабио, который бескорыстно помог нам заказать два такси в городской аэропорт Сантос Дюмон перед нашим отлётом в Куритибу.
    Едва настало раннее утро, как мы направились к берегу Атлантического океана, тем более, что до него было идти совсем недалеко. Дыхание морского воздуха доносилось до нас загодя – ещё на пустынной в это время суток улице Rua Figueiredo de Magalhaes. После пересечения Атлантического проспекта и прогулочно-бегового тротуара с известными на весь мир плавными линиями волн мы, наконец, сняли обувь и окунули свои ноги в умопомрачительно нежный, словно сахарный (но не липкий и не мокрый!) песок пляжа Копакабана! Песок Копакабаны – это нечто! Такого песка мне не доводилось встречать нигде более! Он ненавязчиво обволакивает, словно ласкает, ступни. Если взять его в ладонь и посмотреть на солнце, то видно, что он полупрозрачен, как сахар. Я бы назвал его пушистым песком. Да, он – как пушистик, лёгкий и нежный.
    И вот настал момент, когда мои ноги коснулись тёплых прозрачных голубовато-изумрудных волн Атлантического Океана. Написал слово «Океан» с большой буквы, потому что это был именно Океан, а не море. И это чувствовалось: столько в нём скрытой мощи, такая бесподобная энергетика!
    Многие здесь занимаются серфингом. Ловят момент, и, стоя на вершине вздымающейся волны, летят к песчаному берегу. Я не рискнул, но наблюдал за этим с удовольствием. Всюду пахнет солью океана и зноем. Солнце Копакабаны в считанные часы делает кожу смуглой. Даже если вы намеренно не загораете, а только находитесь на этом многокилометровом пляже, открытом и доступном для всех, без каких-либо перегородок и заборов, к которым мы, увы, давно уже привыкли на черноморском и других побережьях …
    Вдоль берега Океана периодически бегут босоногие загорелые люди. Утренние пробежки здесь обычны, как чашечка ароматного кофе или матэ. Ближе к обеду над пляжем, словно стрекозы, начали кружить небольшие самолёты с яркими транспарантами на бразильском наречии португальского языка, приглашающими народ на вечерний праздник. А вечером вдоль всего побережья расположился рынок хиппи, где продавались самые разнообразные безделушки и сувениры.
    Среди живописных лесистых гор с восхитительными обрывами, окружающими побережье Рио-де-Жанейро, выделялась своей вершиной одна: гора Корковадо. На этой вершине отовсюду была заметна одинокая фигура с распростертыми руками – величественная фигура Христа – Искупителя. О ней я расскажу в следующей главе моего повествования.